Все статьи номера
ДИРЕКТОР ШКОЛЫ - №7, 2017
ВОСПИТАНИЕ И ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Жить по совести

Представленный материал посвящен острой проблеме, которую во многих школах не видят, упустили, забыли. Статья дает возможность, прежде всего, руководителям школ, их заместителям, организовать обсуждение (в рамках педагогического совета, методического совещания, конференции и др.) и принять решение о внесении изменений или дополнений в основную образовательную программу школы, программу развития. А учителям — задуматься о содержании своей педагогической деятельности, ее сущности, стиле, об отношении к детям и отношениях с детьми и, возможно, о своей компетентности и профессионализме.
Поташник Марк Максимович, действительный член (академик) Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор, Москва

ОТЗЫВЫ ЭКСПЕРТОВ
«Как объяснить тот факт, что особенной жизнестойкостью обладают дети, выросшие в сложных жизненных обстоятельствах? Не благодаря, а вопреки сложившимся условиям (так называемые резильентные дети). Что позволяет им не сломаться, не сдаться, не погрязнуть в неблагоприятной среде, а вырваться из плена безнравственных обстоятельств? Это парадокс, но зачастую даже с учителями им не везет, а они упираются и достигают успеха. И никакая школа не помешает им получить образование, как говорил Гек Финн».

«Трудно не согласиться с автором, что результат нравственного воспитания ребенка во многом зависит от того, с каким учителем ему предстоит встретиться в школе. Человек, сеющий разумное, доброе, вечное, проливающий свет в сознание учеников, сам должен соответствовать нравственным идеалам, которые он пропагандирует. И все-таки вопрос этот необходимо решать в комплексе. Чтобы качественно подготовиться к встрече с родителями, перечитать книги В.А. Сухомлинского, учительница не должна разрываться между вынужденной 30-часовой учебной нагрузкой и домашними хлопотами. А сейчас ей все приходится делать на бегу: и конспекты писать, и к собранию готовиться, и проект создать, и отчеты вовремя сдать, может, поэтому в том числе в суматохе дел и забыли про нравственное воспитание?»

«Жизнеутверждающая, оптимистичная статья, способствующая росту профессиональной убежденности, гордости за осуществление миссии учителя».

Группой практиков — руководителей школ и органов образования мне был задан острый вопрос: как воспитать нравственного человека в безнравственных обстоятельствах?

Конечно же, серьезный обстоятельный ответ на него требует специального исследования, и не одним человеком, а группой ученых, методистов, школьных практиков. И что немаловажно — времени.

И я решил обратиться к тем, кого вопрос, как сейчас говорят, зацепил. Получил массу разных ответов, которые попытался как-то сгруппировать.

Важное предупреждение читателю: представленное не является результатом исследования, статья имеет целью обратить внимание читателя на серьезное противоречие в российском образовании, поставить вопрос, который многие упустили, а то и не видят его вовсе.

О чем говорит первая реакция

Чтобы разобраться в настроениях практиков, я разослал этот вопрос на сотню адресов своим респондентам по всей стране. Реакция была следующей:

  • ну и вопросы вы ставите!
  • зачем вам это, если все равно ничего изменить нельзя?
  • а вы не боитесь, что вас за этот вопрос… Да и нас вместе с вами?

Однако более всего меня удивило то, что большинство то ли не поняло вопроса, то ли находилось под воздействием неведомой нам силы, лишившей образованного человека способности мыслить, но не дали прямого ответа вообще, а прислали объемные наукообразные эссе по нравственной проблематике.

Потом мне объяснили, что сейчас такой тренд, мейнстрим, тенденция: на конференциях (форумах, семинарах, играх, презентациях и т.п.) принято рассуждать, но не отвечать на острые вопросы.

Чуть позже я установил, что в главных документах, по которым должны сейчас работать школы (основная образовательная программа (ООП), программа развития, проекты на получение грантов), вообще нет проблематики нравственного воспитания, такой раздел вообще отсутствует. Именно эта констатация вызвала изумление респондентов, которые ужаснулись самим себе и приговаривали: «Что же с нами произошло, если мы главное в образовании — человека — потеряли, упустили и даже не заметили, как и почему это произошло?»

И замечу: поместив ООП на сайте школы (это обязательное требование), ни Рособр- надзор, ни органы образования вам даже замечания не сделают, что в основном документе, по которому должна работать школа, нет раздела «Нравственное воспитание». Без комментариев.

Личность учителя — первый главный фактор

Напомню, речь идет о первом из главных факторов воспитания нравственного ребенка в безнравственных обстоятельствах жизни. Я сейчас не готов представить материал в систематизированном научном изложении. Приведу наиболее острые и интересные мнения, которые, я уверен, дадут достаточное представление, чтобы читатели получили ответ на этот вопрос. Я указал имена тех авторов, кто дал мне на это согласие.

«Дети не всегда тянутся к знаниям, но всегда тянутся к личностям» (В.А. Караковский).

«Когда у учителя развита эрудиция и вне рамок своего предмета и когда развита общая культура его личности, тогда он сможет организовать воспитание не только по программам, правилам, методикам, традициям, но и в любых непредвиденных ситуациях, постоянно возникающих в жизни детей, а также обеспечить нравственное воспитание и тех, кто груб, строптив, ленив, туп, склонен к дурному, испорчен, изуродован безнравственными обстоятельствами жизни».

«„Спаси себя сам, и вокруг тебя спасутся тысячи“. Это несколько адаптированное (с церковно-славянского) наставление великого православного мудреца Серафима Саровского. Если ты, учитель, для себя еще не нашел подлинной дороги, то не указывай ее другим. Ты же подобен слепому, который ведет слепца. Но если ты стал зрячим и видишь дорогу, то только тогда и можешь приглашать детей к путешествию. Спаси себя, то есть обрети свободу, зрение, духовный слух, любовь, которая не ищет своего, которая умеет помогать, которая алчет и жаждет правды, которая созидает жизнь, и тогда вокруг тебя спасутся тысячи»…

И еще.

«Муха ищет навоз, а пчела — мед. Если учитель — пчела, то он, соответственно, и поведет детей мимо навозных куч к цветам. И ученики не заметят этих куч грязи. Так что даже один уважаемый детьми учитель может объять весьма большое пространство. За один урок нельзя изменить жизнь. Но за один урок можно изменить мысли (установки, ценности, представления) ребенка, которые навсегда могут изменить его жизнь» (священник К. В. Зелинский, кандидат педагогических наук, завуч школы № 2 Новониколаевского района Волгоградской области).

«И без силы воли здесь не обойтись. Вырабатывается она тоже путем активного включения подростка в любую другую, кроме учебной, деятельность, в которой невозможно получить результат без волевых усилий.

Как же все это сделать? Ответ один: учителю быть вместе с ребенком, с детьми, а не рядом; участвовать, а не наблюдать.

Если такие действия будут носить постоянный характер, то они непременно обеспечат нравственные результаты воспитания в нашем безнравственном обществе.

В подсобном хозяйстве нашей школы действуют мини-птицефабрика; производства биоовощей, мясомолочной продукции, биогумуса, хлебобулочных изделий.

Много лет занимаемся выращиванием всех видов овощей: фасоли, помидоров разных сортов, лука, моркови, капусты, свеклы, огурцов. С пришкольного участка в 2,8 га собираем: 2 тонны капусты, 2,5 тонны моркови, 3,5 тонны свеклы, 120 кг лука, 1,5 тонны помидоров, более 15 тонн картофеля. Часть реализуем, а остальное идет в столовую и на корм животным. Благодаря применению биогумуса резко увеличился урожай, что заметно сказалось при его реализации на доходах школы.

Ребята вместе со взрослыми, используя технологию вермикомпостирования для переработки органосодержащих отходов, а также самую эффективную технологию „движущейся гряды“, получают высококачественное органическое удобрение и жидкие биопрепараты на основе вермикомпостов. Используя собственные органические удобрения, мы улучшили почву, увеличили урожайность, выращиваем вкусную, ароматную и полезную растительную биопродукцию, а школа получает неплохой доход. И не будем забывать — в Сибири! В этом производственном труде мои дети вырастают нравственными, несмотря ни на какие безнравственные обстоятельства жизни, которая у всех нелегкая» (Т.Н. Немирич, директор школы д. Кулиш Чунского района Иркутской области.)

«Ответить можно обстоятельно. Но если выделить суть, то ответ прост: воспитать нравственного ребенка в безнравственных обстоятельствах (которые, заметим, создали взрослые) можно — личным примером! Поскольку нравственность не бесплотна, ее носителем является хороший учитель» (М. В. Чеченкова, директор Института развития образования Калужской области).

В заключении раздела напомним, что основной формой учебно-воспитательной работы в школе был и остается урок (более 12 тысяч за одиннадцать школьных лет). Большинство респондентов и писали о том, что они осуществляют нравственное воспитание на уроке: через содержание основ наук, через методы обучения, через случайно возникшие или срежиссированные учителем воспитательные ситуации. Это верно, и таких ответов было много.

Однако этим большинством был упущен самый главный фактор нравственного воспитания и в процессе обучения — личность учителя. Это упущение (от незнания, от невежества) ясно говорит о недооценке учителями страны этого важнейшего фактора. То, как учитель вошел в класс, как одет, обут, причесан, как поздоровался, какое у него настроение, его речь, эрудиция, общая культура личности, креативность (творческое начало), чувство юмора, черты характера и т.д. — все это и составляет то главное в личности педагога, что позволяет, увы, только немногим результативно осуществлять нравственное воспитание в безнравственных обстоятельствах жизни.

Как образно написала нам одна директор: «Тут надо работать не методиками, а собой. А значит, и самому (как писал А. И. Солженицын) жить не по лжи, быть нравственным». И помнить: любой проступок педагога (сорвалось злое, обидное для ученика слово, солгал, сподличал, низко пал) может все и навсегда перечеркнуть.

Кто, кроме школы, поможет родителям

Как я выяснил, у многих учителей существует ошибочная точка зрения, будто школа отвечает за обучение ребенка, а воспитание — дело семьи. Даже если признать, что воспитанность ребенка в значительной степени зависит от семьи, то и в этом случае возникает правомерный вопрос: «А откуда людям, когда они становятся родителями, знать, как нужно правильно растить младшего школьника, подростка, старшеклассника, что конкретно делать, а чего не делать, о чем говорить с ребенком, как говорить и т.п.?».

Я попросил ряд руководителей муниципальных органов образования и директоров школ изучить вопрос, о чем классные руководители говорят с родителями на собраниях. Выяснилась неприглядная (а точнее назвать — отвратительная) картина: в большинстве школ классный руководитель держит в руках журнал (или смотрит в электронный журнал) и устраивает публичный разнос тем родителям, чьи дети плохо учатся, нарушают дисциплину, прогуливают уроки. О том, что это — грубейшее нарушение закона о защите персональных данных, мы здесь не говорим. В ряде хороших школ во исполнение ФЗ № 152 изданы приказы, запрещающие учителям любые пуб- личные разговоры об успеваемости и поведении детей. Эти вопросы обсуждаются только на личных встречах классного руководителя, учителя и родителей.

В аспекте данной статьи важен вопрос, где, как не на родительских собраниях, учителя должны, специально подготовившись, объяснять родителям, как воспитать нравственного ребенка в безнравственных обстоятельствах. Ведь школьный учитель — это профессионально подготовленный педагог.

Тут уместно будет напомнить, что в прошлом опыте российской школы была такая хорошая практика, как родительский всеобуч. Учителя разрабатывали программы этого всеобуча на год с учетом возраста учащихся. И, конечно же, к этой практике следует немедленно вернуться, поскольку в ней есть множество аспектов, просто неизвестных родителям. Это прежде всего психологические особенности ребенка в зависимости от пола, возраста, способностей и пр., это раскрытие роли матери и роли отца в воспитании, в помощи детям в учебе и пр. Для нравственного воспитания в безнравственных обстоятельствах есть уйма вопросов, где родители, сами того не ведая, создают эти обстоятельства, не задумываясь об их ужасных последствиях для ребенка.

Например, вопрос: «Как нужно себя вести, если возникла угроза развода?» Ведь все дети, у которых в семье возникает эта драма, оказываются в тяжелейшей ситуации. Они не знают, как жить дальше, на чьей стороне быть, не понимают, почему самые дорогие для него люди — папа и мама — оскорбляют друг друга, дети из таких семей забрасывают учебу, болтаются на улицах, отторгаются от школы, теряют ценностные ориентиры в жизни.

И тут возникает ряд важнейших управленческих проблем: как наилучшим образом обеспечить максимально возможную явку родителей, как подготовиться, чтобы родители ушли с собрания обогащенные, вдохновленные и с хорошим настроением. Так что готовиться к встрече с родителями нужно так же тщательно, как к открытому уроку (читать книги, особенно В. А. Сухомлинского, где изложено содержание работы с родителями, сделать для себя план, быть соответствующим образом одетой и т.д.).

Ну и, конечно, не уставать напоминать родителям, что их личный пример ни с чем не сравним по силе воздействия на детей. Если отец и мать не помогают своим пожилым родителям, то и дети, когда вырастут, будут вести себя так же. Если родители при ребенке сквернословят, лгут друг другу и т.д., то…

Но вопрос тут стал еще сложнее. Появилась категория родителей, которые запрещают детям посещать «дурацкие» (как они говорят) школьные воспитательные мероприятия: «Мы отдали детей в вашу школу учиться — так хотя бы выучите их хорошо. А воспитывать мы их будем сами без ваших пошлых митингов, акций, форумов. Мы не доверяем учителям, которые проводят эти мероприятия. Прежде всего их качеству». И это заявляют не какие-то родители-сектанты, а интеллигентные, образованные люди. Есть над чем школе задуматься: какое должно быть качество школьного воспитания, чтобы родители ему доверяли?

По большому счету эта ситуация — вызов сегодняшнему педагогическому сообществу.

Каждый выбирает для себя, или Вечные диалектические противоречия нравственного воспитания

Когда я предложил статью для публикации в ряд изданий, то в ответ услышал вопросы типа: «А у вас в статье есть четкие, прямые, однозначные ответы, что надо делать? У вас есть алгоритмы действий, которые дадут гарантированный результат?»

Отвечаю всем, у кого такие же вопросы возникли: «И да, и нет».

С одной стороны, мы четко ответили, что делать с собой учителю, родителям, руководителям школ. С другой — вынуждены сказать: субъектом нравственного воспитания в безнравственных обстоятельствах всегда является и сам школьник, которого нельзя лишать права выбора поступка в любой ситуации, если признавать ребенка личностью. И только он сам может выбрать решение — противостоять негативному, соблазнам, гнусным призывам («Возьми от жизни все!», «Живи на яркой стороне!», «Ты — супер!» и т.п.) или поддаться им.

Более того, в искушениях, соблазнах есть смысл проверки себя на готовность противостояния безнравственному, на терпение, на твердость духа. Так что будем помнить мудрое стихотворение Ю. Левитанского «Каждый выбирает для себя…».

Но и это не вся правда. По справедливому утверждению кандидата педагогических наук К. В. Зелинского: «В нравственности есть особое противоречие: нравственность далеко не всегда приводит человека к внешнему счастью. Порой нравственность противоречит счастью, как его понимают многие. Нравственность не ищет выгоды, не ищет своего и, соответственно, в борьбе за истину человек может лишиться всего».

Когда я дал прочесть этот раздел директору 109-й московской школы Е. А. Ямбургу, он ответил: «Чтобы воспитать нравственного учителя или ученика в безнравственных обстоятельствах, нужно самому директору жить в ладу с собственной совестью, что и есть едва ли не главное директорское счастье, очень трудное счастье».

Мнение пессимистов, ответ пессимистам

Не доминирующую, но вполне весомую группу респондентов составили те, кто четко ответил: «Воспитать нравственного ребенка в безнравственных условиях невозможно».

Одни вспомнили известное размышление В. Ф. Шаталова о солении огурца: «Если взять свежий огурец и поместить его в рассол, то хочет он того или нет, он все равно по объективным законам физики и химии станет соленым».

На первый взгляд объяснение выглядит убедительным. Но если вспомнить, что человек не огурец, что у ребенка есть разум, душа, воля, учителя, родители, то убедительность примера сведется к нулю.

Некоторые из группы пессимистов вспомнили классическое изречение К. Маркса: «Если характер человека создается обстоятельствами, то надо, стало быть, сделать обстоятельства человечными». Отсюда делается неправомерный вывод, что пока общество не станет другим, чем сейчас (то есть нравственным), до тех пор…

Ошибка этих людей в том, что они забыли, что ситуация вокруг любого ребенка разная и глупо все видеть только в черном цвете.

А вот мнение, которое принадлежит классику педагогики, великому гуманисту К. Д. Ушинскому: «Невозможно так изолировать воспитание, чтобы окружающая его со всех сторон жизнь не имела на него влияния. Она постоянно будет вносить свои убеждения и в учителей, и в учеников… Если же что-нибудь, несогласное с общественной жизнью, и успеет укорениться в молодом сердце, то и это немногое за дверями школы быстро изгадится… Школе не опрокинуть жизни, но жизнь легко опрокидывает деятельность школы, которая становится поперек ее пути».

Откровенно говоря, мы не знали, что можно ответить на мнение К. Д. Ушинского (хотя интуитивно были с ним не согласны), и потому обратились к специалисту по истории педагогики, кандидату педагогических наук, учителю истории, в прошлом директору школы, а ныне завучу московской школы № 1514 М. В. Левиту, который прокомментировал высказывания великого русского педагога:

«К.Д. Ушинский еще 150 лет назад зафиксировал невероятную сложность и тяжесть поставленной в названии статьи проблемы. Однако при этом он сам и масса достойных, выдающихся людей и даже святых, героев прошлых и нынешних времен, подвижников, да и просто честных тружеников, хороших отцов и матерей семейств, талантливых и творческих учителей говорят о том, что из общих выводов есть немало исключений. Предполагаю, что К. Д. Ушинский это написал для тех, у кого есть совесть, дабы они эти исключения умножали, к чему мы и призываем читателей».

Есть и группа, придерживающаяся крайне мрачных взглядов, заключающихся в том, что ситуация безысходная, обреченная, безнадежная: «В безнравственном обществе воспитать нравственного человека? А зачем?

Те, кто родился с совестью, не востребованы нынешним обществом. На них нет социального заказа. Обществу нужны дельцы-умельцы, о которых есть взаправдашний анекдот:

— Чем нужно торговать, чтобы покупать роскошные квартиры, недвижимость за рубежом и т.п.? — спросил сын у отца.

— Родиной, сынок, родиной! — ответил серьезно отец.

Как жить по совести, как быть нравственным, если невозможно объяснить школьнику, почему в обществе в почете те, кто обворовывает бедных, не замечает нуждающихся и беззащитных, молчит при виде несправедливости, не помнит о своих долгах и обещаниях, обманывает тех, кто доверяет, и унижает тех, кто волею судеб находится в твоей власти…

Что нужно проделать над собой, чтобы прийти к пониманию нравственного образа жизни — жизни по совести? Нужно или заново родиться, или… родиться в другое время… или в другой стране».

«Мрачно, очень мрачно. Ощущение полной безысходности», — скажут многие.

Но ответ, говорящий, что это не так, есть. И ответ давний, мудрый и абсолютно не отвергаемый, написанный еще евангелистом Иоанном: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его».

Однако не будем отвергать мнение пессимистов, ибо и оно отражает жизнь, и с этим всем взрослым нужно что-то делать.

Так что если здесь задаться вопросом «Что делать?», то ответ прост и руководителям школ, и учителям: прекратить сетовать на всеобщую деградацию и безнравственные обстоятельства и приступить к исполнению своих прямых обязанностей, помня, что дорогу осилит идущий.